"Рай": исповедь для никого

29.01.2017 "Рай": исповедь для никого

Нельзя сказать, что анонс нового фильма Андрея Кончаловского "Рай" заинтриговал. Все-таки подобная тематика и термин "интрига" как-то не соотносятся. Такие фильмы, как правило, морально очень тяжело смотреть, не преследуют они эскапические цели в кино. Что же касается отечественного сегмента кинематографа — казалось бы, лучшее уже снято и уже вошло в историю. Но, видимо, тему Холокоста невозможно исчерпать, и вот зритель получает новую ленту.

"Рай"

Россия, Германия, 2016

Режиссер: Андрей Кончаловский

Жанр: драма

В ролях: Юлия Высоцкая, Петер Курт, Виктор Сухоруков, Филипп Дюкен, Жан Денис Рёмер, Георг Ленц, Рамона Либноу, Ирина Журавкина, Кристиан Клаус, Якоб Диль

Парадокс, но "Рай" на поверку оказался совсем не о Холокосте. Да, значимая часть экранного времени происходит в ужасающей действительности концлагерей, и сюжет завязан на этих событиях, но здесь не ставится на этом акцент. "Рай" — это история трех судеб, которые по стечению разных обстоятельств пересекаются. Сначала зрителю рассказывают историю французского коллаборациониста-начальника полиции. Жюль (Филипп Дюкен) самый обычный человек, со своими страхами и воспоминаниями, не плохой и не хороший. С одной стороны, примерный семьянин, с другой — не пропустит возможность воспользоваться служебным положением. Обычный персонаж. Скучный, посредственный. И исчезает в этой истории так же быстро, как и появляется.

Затем зрителю представляют Ольгу (Юлия Высоцкая). Здесь, наверное, стоит внести небольшое лирическое отступление — структура фильма такова, что действие перемежается с монологами трех главных героев. Они сидят в светлой комнате и рассказывают о тех событиях, иногда отрешенно, но больше эмоционально. Выглядит это не то как допрос, не то как исповедь. Вот и княгиня Ольга Каменская, некогда блистательная светская львица, редактор журнала Vougue предстает перед зрителем как глубоко несчастная, почти сломанная женщина. Изможденное лицо, бритая голова, она почти не смотрит в глаза невидимому собеседнику, речь ее неуверенна, в начале она часто оговаривается, теряет мысль. История Ольги тоже довольно проста, будучи участником французского сопротивления, как и многие русские эмигранты — представители аристократии того времени, она прятала еврейских детей от нацистов. Так она пересекается с Жюлем — он проводит в своем кабинете допрос Ольги. Сначала княгиня дерзко и гордо заявляет, "что ничего не знает об этом" (здесь, как мне кажется, становится очевидна аналогия с реально существовавшей Верой Оболенской — героиней сопротивления, которую следователи Гестапо нарекли "Княгиня — ничего не знаю"). Но потом, увидев, какие методы применяют французские коллаборационисты, Ольга быстро меняет настрой и пытается соблазнить Жюля. Так начинается нисхождение ее как личности.

Третий герой этой истории — Гельмут (Кристиан Клаус) — немецкий офицер СС. Он тоже аристократ из очень старинного рода, интеллектуал, большой знаток русской классики. Гельмут писал диссертацию по творчеству Чехова, но теперь она "ждет окончания войны". Гельмут убежден в своем долге, в величии Третьего рейха и в том, что он строит новый дивный мир для будущих поколений. У него это искренний порыв души, как искренен тот восторг, с которым он рассказывает, как однажды услышал обращение Гитлера. Гельмут благороден от и до, у него блестящие манеры, у него есть четкое понимание этой действительности, своих и чужих действий. Он не безропотный исполнитель, у него нет проявлений, скажем так, "коллективного бессознательного". Удивительно, но мне показалось, что режиссер "любит" именно этого своего героя. Персонаж Гельмута здесь "объемный", расписан в деталях и с большим участием к этим деталям и, как ни странно, с большим сочувствием к нему. И все "сильные" сцены в фильме идут именно с участием Гельмута — сцена в лесу, финальная сцена и, конечно же, сцена разговора Гельмута и Генриха Гиммлера (потрясающая актерская игра Виктора Сухорукова).

Гельмут встречает бывшую возлюбленную Ольгу в концлагере, его чувства вспыхивают к ней вновь. И одновременно с этим Гельмута начинают глодать сомнения в правильности всего происходящего. Катализатором становится Ольга, которая окончательно теряет себя как личность.

Предвижу, что полетят в меня камни за полное раскрытие сюжета, но его тут нет. Сюжет расписан максимально схематично, поверьте — ровно настолько, чтобы продолжить дальнейший полноценный разбор данной кинокартины.

Самый большой промах "Рая" — это, к сожалению, посредственный актерский состав. Эту историю можно было рассказать так, чтобы комок подкатил к горлу, а зритель еще бы неделю ходил раздавленным. Чтобы все эти монологи, размышления "цепляли" зрителя, чтобы он проводил параллели с собой, чтобы прожил эту трагедию с главными героями. Но нет. Разочаровала Юлия Высоцкая — такой топорной актерской игры нарочно не найдешь. Никаких полутонов, никаких тонких материй — вот она изображает растерянность, вот здесь крутой нрав, здесь она напугана, здесь она становится коварной соблазнительницей, здесь у нее буйное помешательство, а вот раскаяние и покаяние. Ей не веришь, ей не сочувствуешь, и все это отдает какой-то бутафорией и гротеском. А очень жаль — по идее, ее роль очень сложная, драматическая, подразумевающая конфликт и внутри себя, и с окружающей действительностью. Вот ранее нигде не замеченный Кристиан Клаус каким-то образом смог показать этот конфликт, и поэтому трагедией его героя проникаешься, несмотря ни на что. Совершенно непонятно, зачем нужен был герой Филиппа Дюкена именно в "основном составе". Игра на контрастах? Двое представителей "высшего света" и французский мещанин? А смысл? Этот контраст мировоззрений не несет ровным счетом ничего. Но даже это можно было простить, если бы все было сыграно актерами уровня Сухорукова. Он, напротив же, сцену весьма стандартную смог сделать почти откровением и раскрытием сути и Холокоста, и Рейха, и места в этой системе таких, как герой Кристиана Клауса. К слову, был неплох Якоб Диль (который уверенно заявил о себе в фильме "Милый Ханс, дорогой Петр"), здесь играющий товарища Хельмута.

Следующий "провисающий" момент в фильме — это обилие штампов. При всей этой эстетической составляющей — чб, соотношение сторон кадра, шумы и сигаретные ожоги на пленке, моменты из серии "это стул, на нем сидят" несколько удручают. Неужели сцену "соблазнения" нельзя было показать никак иначе, чем пошлым задираем подола платья? А угрызения совести Гельмута не иначе, чем призрачными силуэтами где-то там в тумане? И, конечно, не обошлось без, можно сказать, обязательных для данного режиссера всяческих девиаций. Конечно, это сделано аккуратно, чтобы не выпасть из ценза 16+ и не расстроить "кураторов" киноленты, но все-таки. И опять же — от наличия этих моментов фильм ничего не приобретает.

И еще один момент, который лично меня расстроил. При всей эстетике, созерцательности "Рая", при всей очевидной работе над аутентичностью, "достоверностью" локаций, есть такие огрехи, что аж стыдно становится. Не буду перечислять все, но как пример, когда Хельмут ведет разбор бумаг, у него в руках появляется современная папка на кольцах. Понятно, что это мелочи, но обилие таких мелочей смазывает все впечатление.

Но вернемся к сути. Финал. Точнее последний монолог Ольги. Даже не знаю, как описать. Но чувствуется, что зрителя считают если не бестолковым, то где-то близко к этому. Сцену, пардон, "разжевали", хотя этого вовсе не требовалось. Человек, внимательно смотревший фильм, понял бы все без слов.

"Рай" оставил крайне неоднозначное впечатление. Фильм понятен, доступен зрителю, и зритель подсознательно понимает, что фильм хороший, но что-то мешает так его оценить. Может, вышеописанные огрехи, может, еще что-то, но если после таких фильмов, как "Сын Саула" и "Список Шиндлера", появляется чувство морального опустошения, то после этого фильма — просто пустота. Без эмоций, мыслей, размышлений. Может быть, режиссер этого как раз и добивался. 6/10


Возврат к списку

Последние новости о всех новинках кино!

Подпишитесь на наши новости и узнавайте о всех премьерах первыми.